Нацистский застенок, исламистский застенок...

Невозможно создать файл.

Фото человека, которого пытали в застенках натофашистов в Ливии

Это интервью с мужчиной, который был выкуплен из одной из тюрем города Мисурата, крысы отрезали его правую ногу и левую руку.

Мы хотим поблагодарить переводчиков с арабского языка на английский, наших друзей, кто корректировал перевод на английский язык так, чтобы оставить текст без изменений. Они все добровольцы, которые работают для справедливости, у каждого из них есть еще свои проблемы, своя борьба и своя жизнь. У нас нет ресурсов, людей и возможностей, как у глобальных СМИ, которые лгали о Ливии и ливийской армии, защищавшей свою землю от захватчиков от предателей, но мы будем продолжать свою работу по противодействию лжи.

Сейчас глобальные СМИ и организации молчат об истинном размахе жестоких преступлений, совершаемых боевиками и предателями под контролем и при участии войск НАТО, мы уже знаем на примере Афганистана и Ирака, что делают с мирными жителями солдаты НАТО. И мы знаем, что это фашизм, который снова появился в Западных странах, на этот раз под маской демократии. Пусть наши силы неравны, но мы продолжим открывать неприятную правду о преступлениях против человечности, совершаемых солдатами НАТО и их союзников в оккупированных странах. Вспомните Абу-Грейб, Гуантанамо, базу Баграм и нацистские концлагеря, много ли отличий между ними и тем, что создали в Ливии?

Это разговор, в котором экс – узник варварской крысиной тюрьмы в городе Мисурата (Ливия) открывает, что случилось c ним и его товарищами по несчастью, в беседе принимают участие три человека – тот, кто принимает и представляет бывшего узника, его псевдоним Маадани, сам бывший узник и Доктор Хамза аль Тухами, который включается в беседу. Бывший узник волновался, когда давал это интервью, потому что он говорил о вещах, о которых мужчине стыдно и неприятно говорить в не только в мусульманских, но в любых других странах со здоровыми традициями и высокой культурой, о изнасилованиях которым подвергся он и его товарищи по тюрьме- концлагерю. Кроме этого попробуйте представить человека, которому отрезали левую руку и правую ногу, как будто появился в Европе новый доктор Менгеле и подобные ему изверги.

Маадани:

Я дам вам возможность выслушать человека, который только вышел из тюрьмы Мисураты после того, как ему умышленно отрезали правую ногу и левую руку. Каждый из его друзей, семьи и те, кто любил(уважал) его, собрали выкуп – 120 тыс. динаров, чтобы вытащить его из тюрьмы Мисураты. И сейчас он намерен поведать свою историю. Давай, наш герой – теперь пришло время говорить тебе.

Бывший узник:

Во имя Аллаха, великого и милосердного. Я собираюсь рассказать мою историю вкратце, если вы не возражаете. Прежде всего, мне хотелось бы сказать, что относительно моих сокамерников в ужасающей тюрьме – я имею в виду бывших военных – они взяли с меня клятву, что я обязан рассказать все, что там происходит. Что до меня, я не мог поверить, что я выйду из этого ада без помощи, прежде всего Аллаха и помощи людей, любящих меня, которые тоже хотели, чтобы я сказал, что на самом деле творится за решеткой, и я согласился появиться даже на телеканале для того, чтобы обнародовать эти факты. Я клянусь, что там происходят вещи, в которые невозможно поверить, невозможно даже вообразить – жестокость, оскорбления, изнасилования и здесь я имею в виду изнасилования мужчин. И я могу назвать их имена – это Али Эль Атти (Ali El Atti) – о нем вы можете спросить любого в Мисурате, потому что он был схвачен здесь, и я клянусь именем Аллаха, что они его сварили (заживо) в огромном котле. И там были два офицера их имена – Эль-Зубайди (El Zubaidy) и Эль Гашика (El Ghashika) были повешены обнаженными за руки и я не могу даже рассказать, что они с ними сделали (антиморальные вещи), и требовали делать (заставляли делать) – вдобавок изнасиловали, четвертовали. Здесь же был человек из племени Эль Каддафа, я не хочу упоминать его имя, он жил в Мисурате. У него были личные проблемы с местной семьей еще до этих событий – вам достаточно спросить о нем, потому что все его знали. После того, как его посадили в тюрьму, члены семьи заплатили крысам, притащили его в свой дом, как если бы они тащили козу (на веревке) и расчленили его (живьем). Посмотрите, что они сделали с этим несчастным парнем, у которого были личные счеты с этой семьей, их (эту семью) зовут Bu Shahma. Любой, кто знает ту семью, знают их спор с несчастным парнем и я знаю его братьев, но не хочу упоминать их имен, потому что не хочу их ранить (морально), поскольку они были моими сокамерниками.

Относительно того, что случилось с нами, я думаю, что могу поздравить тех свободных воинов, что приняли мученическую смерть на поле боя и лучше бы я погиб десять тысяч раз там, чем провел один миг в той тюрьме. То, что они творили в той тюрьме, не творится даже в Израиле. Некоторые вещи (пытки и унижения), которые я собираюсь рассказать вам, являются лишь частью того, что происходило в той тюрьме. Что касается имен мучеников, их слишком много, я не смог запомнить их все, но хотел бы, потому что мне следует увековечить каждое имя и то, какие пытки они вынесли.

Что до меня, то я был ранен за три или четыре дня перед тем, как они меня схватили во время сражения, где меня ранили, меня и еще одного парня по имени Али Эль Маараф (Ali EL Maarraf) , который, я думаю, принял мученическую смерть и стал героем Гамзы (и герой Гамза (Hamza)). Наша группа нас не бросила, мы просили их оставить нас, потому что мы могли замедлить их продвижение и, по крайней мере, они могли быть живы, но они отказались и взяли нас в свой пикап, потому что в районе не было медикаментов и единственная клиника в районе номер два была разрушена. После того, как нас разбили и схватили, я не слышал ничего о судьбе моего раненого товарища. Они (крысы) сказали мне, что он был убит и после этого меня перевезли в Мисурату. Я думал, что они будут относиться ко мне с состраданием, потому что я был ранен.

Это правда, что во время событий (войны с НАТО, наемниками и местными предателями весной – летом 2011) мы слышали о таких преступлениях как убийства и расчленения, однако я клянусь именем Аллаха, что я видел больше, чем Вы слышали и можете себе представить. Когда я оттуда выбрался, я начал рассказывать людям о происходящем там, и они с трудом могли в это поверить, думая, что я преувеличиваю Простой пример – один человек из Таверги по имени Али эль Ати был сварен ими заживо в котле. Если вы не верите мне, вы можете спросить людей из Таверги, и они расскажут вам историю человека с этим именем.

Парни оттуда просили меня рассказать также о том, как нас насиловали. Да, насиловали мужчин, и я не скажу вам имена (жертв), чтобы не унижать героев.

Те твари обращались с нами, как со скотом. В любую минуту, кто-нибудь мог войти, произвольно выбрать любого узника и забрать его неизвестно куда и с этого момента никто ничего о нем не слышал. Я помню "летний курорт", называемый Джаннат (Jannat) ( то есть Небеса, Рай), потому что любой заключённый, отправленный туда, считался обречённым.

Как только они узнавали, что комитет по правам человека или любая другая международная организация собирается навестить их тюрьмы, то они собирали заключённых с отчлененными конечностями и другими следами пыток таких как я, и перевозили в другую зону, а других заставляли одевать новые спортивные костюмы, выдавали им новые покрывала, поэтому эта тюрьма могла казаться пятизвёздочным отелем в глазах представителей этого комитета или организации. Они угрозами заставляли нас врать, так что мы чувствовали, что мы уже не мужчины.

В действительности сильнее всего действовало на мои нервы то, что шайка убийц, которые пытали нас, не выглядели мужчинами. Мы не были запуганы, но были вынуждены терпеть унижения от этих головорезов, мы не боялись их, но они опустошили нас. Они сделали со мной всё, чтобы лишить надежды выбраться живым, но слава Аллаху, моя жизнь в его руках. Потому что заключённые, которые не были лишены частей тела как я, стали мучениками (были убиты в процессе пыток и унижений и массово закопаны в ямах). Слава Аллаху милосердному, я остался жив (цел), но только духовно...

Маадани:

Да, некоторые из его частей тела отсутствуют- правая нога и левая рука.

Бывший узник:

Хорошо, что еще важно... Ох, я забыл, что я рассказал уже.

Маадани:

Расскажите, что случилось с вами и что они сделали с вами и людьми из вашей колонны, кто захватил и как они убили их (его друзей).

Бывший узник:

Да, о нашей колонне: после того нас захватили, нас стали казнить. Я с трудом понимаю, как я выжил, все было как в игре в орлянку. Я помню смелого парня, которого они расстреляли. Его звали Хишам Саиба (Hisham Saaiba) из района №2 в Сирте, он был из племени Верфалла (Werfalla), Аллах Милосердный да примет его душу. Еще одна похожая история была такой странной, что я был озадачен этим. Это правда, что у каждого Моджахеда есть своя вызывающая симпатии история, но у этого человека она особая. Его зовут Мунир (Munir) и он из города Злитен, спросите о нем тех, кто воевал в районе №2. После того, как вся его семья в Злитене была убита, он переехал в Сирт и присоединился к нашей борьбе в районе № 2. Он рассказал нам свою трагическую историю, поклявшись в своей верности семье, и храбро сражался, пока его не поймали и казнили эти грязные бандиты. Да благословит Аллах его душу, его звали Мунир из Злитена, но я не помню его полное имя, поэтому я прошу жителей Злитена освежить свою память, если они знают его. Он пришел к нам после падения Злитена…

... Кроме того, никому не важно, кто он (узник): наркоман, алкоголик, насильник, вор, преступник, вне зависимости от его преступления, плати выкуп и будешь освобожден!...

Маадани:

Сколько вы заплатили, наш герой?

Бывший узник:

На самом деле некоторые люди из Сирта прислали свои деньги, Аллах милосердный да защитит их, они заплатили 120 000 динаров и освободили меня. Честно говоря, я не мог поверить, когда мне сказали, что я могу уйти, потому что мои друзья выкупили меня, потому что после того, что я видел там, эти головорезы больше не являются людьми для меня! (Он является сам живым доказательством бесчеловечного обращения с ливийцами в концлагерях НАТО в Ливии и может рассказать о пытках и казнях происходящих там, и тем не менее он был освобожден за выкуп. Это означает, что тюремщики уверены, что не понесут никакой ответственности за совершаемые преступления, видимо их хозяева, чиновники из стран НАТО и союзников, убедили их в этом. Пример остальных стран, оккупированных НАТО, подтверждает это. Никто из солдат НАТО, наемников или местных предателей, кто совершил преступления против человечности не понес наказания.) А ребята, которые заплатили за меня, благослови их Аллах, поскольку я не думаю, что даже моя семья смогла бы выплатить такую большую сумму за мою свободу. Если Аллах позволит, я верну им долг.

Ладно, я не хочу отнимать у тебя так много времени. Если Аллах позволит, в другой раз я расскажу вам более подробную информацию.

Маадани:

Извините, ребята, но наш герой устал, от той критической ситуации, в которой он находится, он не может сидеть и разговаривать, потому, что он потерял некоторые части тела, да пребудет с ним Аллах. И я вижу, как он борется, только для того чтобы сидеть, как обычный человек…

Доктор Хамза:

Послушай меня Маадани, слушай, я доктор Хамза

Маадани:

Здравствуйте доктор Хамза, да?

Доктор Хамза:

Вы должны записать речь этого человека и каждый, кто знает английский, должен перевести его слова и затем опубликовать английскую версию на всех сайтах организаций по правам человека и мировых СМИ. Все, что случилось с ним, потому, что этот человек является очевидцем. Теперь дайте ему немного отдохнуть, а после этого помогите пройти в комнату Paltalk, чтобы он мог побеседовать с человеком, который знает английский. А после перевода опубликуйте на сайтах всех организаций по правам человека и в Зеленом форуме Zangetna. Кроме того, в наших страницах Twitter и Facebook и т.д.

Я знаю, что некоторые ребята в настоящее время записывают показания этого человека. Но я хочу, чтобы вы, Маадани, сейчас отвели его отдохнуть, а после этого отвели его рассказать в подробностях, чтобы другие могли записать каждое слово, которое он скажет, и кто-нибудь из наших свободных людей переведут его слова на английский и французский, а ваша сестра Watanna возьмёт на себя оставшуюся работу. Таким образом, войдите с ней в приватный чат и дайте ей все имена, факты и адреса, чтобы она могла выполнить свою работу благодаря её связям в некоторых организациях.

Бывший узник:

Да, лучше в приватный чат, потому что если я дам вам несколько имен (здесь), то никто не знает, что произойдет с этими людьми (в тюрьме), сможем ли мы увидеть их снова или нет, я действительно беспокоюсь о них.

Доктор Хамза:

Так, пойдите к сестре в приватный чат и расскажите ей все.

Бывший узник:

Хорошо, я сообщу все имена ей, потому что я боюсь, что если кто-то слушает сейчас нас и знает имена, то тогда они будут в опасности. А я не хочу быть причиной их гибели. Кроме того, я хочу напомнить вам историю из Сирта, и я хочу рассказать про остальные события. Про один из дней в Сирте, когда еще не была захвачена больница [имени] Ибн-Сина, а затем и радиостанция, в которой мы оборонялись. В то время, пока мы были там, один из наших героев добрался до района Матхаба ( Mathaba), потому что он был разрушен и безлюден.

Затем он нашел свободную девушку (добровольца народного ополчения), боровшуюся там, она была настоящей героиней. Я думаю, она принадлежит к Аль Гухус (Al Guhus, лучшее племя Аль Каддафа), но я не уверен. После того, как он привез ее к нам в своей машине и сказал, что он нашел ее одну с ее оружием в Mathaba и сказал ей, чтобы она возвращалась к своей семье, но она отказалась, захотев остаться и воевать с нами. И, клянусь Аллахом, что она сражалась рядом с нами с храбрым сердцем. А потом мы попали на радиостанцию, и остались в этом здании, мы боялись того, чтобы можем быть окружены там с ней. Человек, который привёл её, сказал, что он боится того, что может произойти с ней (в случае ее пленения крысами), потому что он чувствовал, что он несёт ответственность за неё. Таким образом, мы сказали ей, чтобы она оставалась позади нас около выхода, чтобы точно успеть уйти в случае нашего окружения.

Маадани:

Она из Аль Гухус?

Бывший узник:

Я думаю да. После того, как она села (заняла позицию), мы покинули станцию, пытаясь отвлечь внимание врагов (они разделились на две группы, в одной из которых осталась девушка). И после этого мы нашли другую группу (они вернулись к группе, оставшейся на территории радиостанции), которая находилась так далеко (они ушли на значительное расстояние), что мы не могли связаться с ними из-за интенсивной стрельбы. После того, как нам удалось подойти (вернуться) к ним, спросили о девушке, чтобы убедиться что с ней все в порядке. Они ответили, что минометный снаряд упал на то место, где она находилась, больница была разрушена, остался только оздоровительный комплекс (вторая группа отвела девушку после ранения в этот комплекс и вернулась на позицию), к которому мы спешили. Но мы не нашли ее, пока не добрались до полевого госпиталя, в котором мы нашли её раненой, и медсестра с ее братом лечили ее. После этого пришёл человек и сказал, что она его родственница и что она теперь под его попечением, и с тех пор мы ничего не слышали о ней. А герой, который привёл её, был одним из моих товарищей по несчастью в тюрьме. На самом деле есть некоторые храбрые семьи, кто продолжает бороться в некоторых округах Сирта и не уходят оттуда. И я очень ценю их мужество.

Маадани:

Не могли бы вы рассказать нам историю бедного героя по имени Муаммар, который был захвачен в Мисурате?

Бывший узник:

Да, я не хочу называть его (полного) имени, но... в любом случае есть человек по имени Муаммар, который находился в средней школе Аль-Вахда (они сделали концлагеря и на территориях бывших школ), ИЗ-ЗА ЕГО ИМЕНИ, ОНИ ОТРЕЗАЛИ НЕКОТОРЫЕ ИЗ ЧАСТЕЙ ЕГО ТЕЛА, я не могу сказать, какие... (возможно, его пенис).

Маадани:

Они и язык ему отрезали. ( Несколько месяцев назад была распространена фотография мужчины у которого был отрезан пенис и вложен в рот, это была фотография из Мексики, но она может проиллюстрировать то, что сделали крысы с этим человеком. Не всегда есть возможность у Сопротивления получить фото- или видео-доказательства преступлений, совершаемых в тюрьмах-концлагерях оккупационного режима Ливии)

Бывший узник:

Пусть Аллах присмотрит за ним и спасёт его, он на самом деле узник в средней школе Аль-Вахда и, так как его зовут Муаммар, он получает дополнительное специальное «обслуживание» (какое только может предложить расистская мисуратская бригада). При всем моем уважении и почтении к вам этот человек не может сам пойти в ванную, только со своими здоровыми товарищами, которые несут его. Его имя Муаммар, я молюсь Аллаху, чтобы он защитил его. Его брат также сидит в тюрьме.

Наконец, я не хочу говорить дальше, я хочу, чтобы вы имели в ввиду, наряду с Сопротивлением или любыеми другими вещами, о проблемах и страданиях наших героев в этих чудовищных тюрьмах и потому, что есть некоторые вещи (пытки и издевательства), которые находятся за пределами воображения любого человека. Как сказал доктор Хамза, я предоставлю подробности и имена в частной беседе.

Маадани:

Расскажите стихотворение, которое Вы написали вчера.

Бывший узник:

Да, есть некоторые слова, которые вились в моей голове во время заключения, потому что я являюсь одним из тех, кто любит (уважает) лидера, и я поздравляю всех, кто стоял с ним до, после и во время этих событий особенно этих верных людей кто стоял в Сирте до последней капли крови, особенно генерала Абу Бакер Юнис Джабера (Abu Baker Yuness Jaber), который был в Аль Джуфре (Al Jufra), и после того, как город пал, он мог бы сбежать оттуда, но он предпочел приехать в Сирт, чтобы быть рядом с лидером. Этот поступок заставил некоторых глуповатых людей вопрошать, почему он приехал в Сирт, в то время, как он мог бы уйти через южную границу и бежать в другую страну. Хорошо, я собираюсь зачитать мое стихотворение, которое я скомпоновал с друзьями в тюрьме с другими стихами, которые я записал в своем дневнике вместе с информацией, которую я покажу вам, очень скоро. И он начал читать свое стихотворение.

Стихотворение рассказывает о Сирте. О том, что Сирт вписал своё имя в историю золотыми буквами. О том, что Лидер стоял, и его сын с ним плечом к плечу, не показывая спину врагу, пока они не приняли мученическую смерть. О молитве Аллаху, чтобы они отправились на небеса, о славе героям, которые боролись до конца и не предали, как Ashkal (генерал, который проложил путь НАТО и его головорезам, для вторжения в Триполи).

(после окончания этого интервью бывший узник ушел в частный чат, давать более подробное интервью)

Вот интервью, перевод которого Вы читаете: www.youtube.com

Мы хотим напомнить о том, что во время войны НАТО и их союзников против Ливии, стала открытым и достоверным связь Аль-Каиды и других террористических организаций с блоком НАТО. Страны НАТО поставляли им современное оружие, средства связи и наблюдения, разведданные и т. п.

Мы хотим напомнить, что Бельхадж главарь Аль-Каиды в Ливии, был назначен марионеточным режимом Ливии – ПНС военным губернатором Триполи, еще до того как сам главы режима смогли безопасно попасть в Триполи с французского корабля управления типа «Мистраль». Это назначение не могло быть совершено этими марионетками без согласия их хозяев из НАТО.

Сам Бельхадж с несколькими членами Аль-Каиды, побывал в хорошо известной тюрьме-концлагере США Гуантанамо. После того, как они были выпущены оттуда, прибыли в Ливию и дали слово народу Ливии, что не будут творить зло, они получили дома и свободу. Можно ли себе представить, что люди, побывавшие в тюрьме Гуантанамо и прошедшие все круги этого ада, будут работать на тех, кто пытал и издевался над ними, разрушая приютившую их страну и жестоко убивая их жителей? Это возможно лишь в одном случае, в Гунтанамо, Абу-Грейб, на базе Баграм и других концентрационных лагерях и секретных тюрьмах, созданных США и блоком НАТО, пытают не членов Аль-Каиды и других террористических группировок, созданных Западом. Там пытают членов Сопротивления, партизан, которые были захвачены в оккупированных странах – Ираке, Афганистане, Югославии (которая была частично под оккупацией, и некоторые части ее территории оккупированы НАТО под фальшивым флагом ООН), там могут быть граждане различных стран несогласные с политикой НАТО. Что касается членов Аль-Каиды, то они участвуют в этих пытках, они пытают совместно с солдатами НАТО, чтобы выяснить степень сопротивляемости человека в зависимости от национальности, вероисповедания, пола, возраста и т.д. . Страны Запада обобщили опыт нацистов 3-го Рейха и развивают его, часть фотографий и видео, самое мягкое из того, что они творят там, еще можно увидеть в глобальной сети. Члены Аль-Каиды среди палачей, но не жертв. Совместно с НАТО, члены Аль-Каиды и оккупационный режим создали в Ливии сеть концлагерей, под кураторством НАТО там пытают и издеваются над ливийцами, членами Сопротивления и теми, кто поддерживал Каддафи с самого начала агрессии. Одна из пыток прямо указывает на происхождение из стран Запада, это пытка ледяным воздухом из кондиционера, о которой рассказывала девушка, бежавшая из тюрьмы в Триполи. В жарком климате Ливии это бессмысленно, в странах Запада это распространено, это специальное охлаждение комнаты для допросов, чтобы допрашиваемый почувствовал власть полицейского над собой, своей жизнью и здоровьем. В оккупированных странах, солдаты НАТО или их союзники из Аль – Каиды вообще ничем не ограничены, они наслаждаются возможностью издеваться над теми кого они захватили. Это видно по тем фотографиям и видеороликам, которые они сами снимают и частично распространяют в сети. Они хотят устроить это в каждой стране, сначала в развивающихся странах, а потом и по всему миру, ведь конечная цель это мировое господство и дети тех, кто пытает сейчас, могут оказаться жертвами такой системы концлагерей в будущем. Они хотят найти такую систему пыток для каждого, кто будет сопротивляться их господству и систему их демонстрации для других, при применении которой люди не будут бороться за свои права, а будут пытаться приспособиться и выживать, став рабами, не пытаясь изменить систему. Именно поэтому следует бороться за страны, оказавшиеся под оккупацией, или те в которые хотят оккупировать под любым предлогом, потому что мы будем следующими.

Вступление и заключение к тексту-Щегликов К.

Фото человека, которого пытали в застенках натофашистов в Ливии www.facebook.com

Elena Liubarsky.