Геноцид алавитов как пролог к сирийскому Косово

Невозможно создать файл.

20/07/2012г.

http://perevodika.rug

От переводчика: события в Сирии стремительно разворачиваются так, что решил выложить черновой перевод. Текст анализирует механизмы скрытые за процессами, происходящими сейчас в Сирии, возможно, сделает понятным кое-что из происходящего там.

На прошлой неделе, ребята из Фонда Защиты Демократии вбросили достаточно провокативные аналогии, при описании бедственного положения, в котором оказалось осажденное алавитское меньшинство. Сравнение алавитов с двумя наименее популярными в арабской и мусульманской памяти «персонажами» вряд ли поспособствует их примирению с обиженными суннитами.

В рупоре неоконсерваторов Weekly Standart от 6 июля, Тони Бэдрэн пишет:

Кампания Башара Асада против его суннитских оппонентов напоминает стратегию крестоносцев, когда вторгшиеся европейские армии, закрепившись в крепостях, противостояли различным мусульманским коалициям в Леванте, в 12-13 веках. И действительно, усеянная замками крестоносцев западная часть Сирии, дает нам понимание военного мышления режима и его возможного будущего.

(от переводчика: здесь, автор статьи либо упустил, либо не знает того факта, что клан Асадов гордится своим происхождением от крестоносцев; впрочем, многие кланы алавитов, тоже считают себя потомками крестоносцев)

Тремя днями позже, Джонатан Кэй пишет статью, отличающуюся трогательной и подозрительной симпатией к алавитам, в канадской, жестко произраильской - National Post:

Небольшой, обособленный народ, веками гонимый мусульманскими империями, на Ближнем Востоке, наконец, выгрызает для себя, на восточном побережье Средиземноморья, свой дом. Но жизнь в этом доме остается слишком рискованной: исламисты стремятся делегитимизировать только что обретённую родину, объявляя правящую секту бандой неверных оккупантов. Сейчас же, закипавшая ненависть оккупированного народа, наконец, трансформировалась в неудержимую политическую и военную интифаду – приветствуемую западными правозащитниками.

Страна, которую я только что описал – Сирия. Несмотря на паталогическую ненависть, которую фокусировали и Башар Асад, и его отец Хафез на Израиле, в истории этих двух государств много общего. И эти общие моменты их истории объясняют, почему клан Асада и его прихлебатели отказываются уйти из Дамаска.

Как и евреи Израиля, члены секты алавитов в Сирии, рассматривают свой контроль над государством (территорией) как дело исключительной важности для существования и выживания нации. В мире есть только одно государство алавитов, так же как и одно государство евреев, и разрушение этого государства будет означать конец алавитов как политической общности на мировой сцене – возможно навсегда. Через ряд поколений, это может даже означать их постепенную ассимиляцию в другие нации, как произошло с зороастрийцами, самаритянами и сотнями других, сейчас уже неизвестных ближневосточных народов.

Это конечно может быть простым совпадением, что в течение нескольких дней, два парня из произраильских «думающих танков», оказались на передовой призывов к смене режима в Дамаске, сравнивая правящих алавитов с крестоносцами и евреями Израиля. Но памятуя недавнюю историю Израиля, в ходе которой он разжигал и провоцировал вражду по этническим и религиозным разломам, можно предположить, что и эти статьи могут являться частью хорошо продуманной кампании разжигания подобной вражды, что тоже не следует игнорировать.

Весь прошедший год, было большое количество интригующей информации в израильской прессе и намеков еврейского правительства о тяжелом положении алавитов. 3 августа, 2011, Джон Майхил писал в Джерузалим Пост:

На определенном этапе гражданской войны в Сирии, у алавитов не будет другого выбора, как отступить в свои горы на северо-западе Сирии и обратиться за военной помощью для своей защиты и помощи в создании собственного государства (о чем они безуспешно обращались к Франции в межвоенный период).

Из персональных контактов с алавитами, я знаю, что они уже начали дискуссию о возможном обращении к Израилю за такой помощью. И если они обратятся за помощью то, возможно, на данном этапе, международная общественность не сможет оказать им подобную помощь, и тогда Израиль должен оказать им такую услугу, что будет означать и помощь их шиитским союзникам, которые к тому времени тоже будут вовлечены в эту же войну.

Согласно Майхилу, этот гуманитарный акт принесет и стратегические выгоды Тель-Авиву:

Результатом будет формирование блока государств, в Западном Леванте, у членов которого будут общая заинтересованность – избежать доминирования суннитов. И впервые, у Израиля будут реальные союзники в регионе, в отличие от временных мирных соглашений.

И уже в январе текущего года, Гаарец сообщила о некоем гуманитарном импульсе из источника, от которого было трудно ожидать такого:

Начальник штаба Сил Обороны Израиля Бенни Гантц, в четверг, заявил, что Израиль готовится абсорбировать беженцев-алавитов, в случае коллапса режима Асада, который как ожидается случиться в течение ближайших месяцев.

Анализируя невероятный гуманизм Сил Обороны Израиля, политический аналитик из Бейрута, Гхассан Даххан замечает:

Если предположить, что выкладки израильских аналитиков верны в том, что касается сроков падения режима Асада; то, исходя из религиозной композиции сирийского общества, алавиты окажутся в очень тяжелом положении, и их исход пойдет по тому же сценарию, по которому христиане Ирака, после падения Саддама Хусейна в 2003 году, покинули страну. В поисках убежища, алавиты могут быть вынуждены принять предложение Израиля – расселить их на Голанских Высотах, где им будет обеспечена защита от суннитского большинства Сирии.

Нынешнее население Голанских Высот насчитывает менее сотни тысяч человек, преимущественно друзов. Даже небольшой наплыв беженцев-алавитов на Голаны будет иметь существенные демографические последствия для этой территории. Оккупированные Израилем Голанские Высоты, в действительности будут превращены де-факто в алавитский анклав. Для большинства израильтян, такое гарантирование статуса алавитских беженцев – неприемлемо, особенно из-за ощутимого количества беженцев.

Такая возможность скорее подвинет Израиль искать лучшее решение этой проблемы, а именно: создание алавитского государства по типу Косова.

Упоминание о Косово, приводит на ум статью в The Atlantic, написанную почти два десятилетия назад, в которой д-р Роберт Д.Каплан прогнозирует неизбежную балканизацию Сирии:

Сирия не будет такой как сейчас. Она может быть меньше или больше, но шансы остаться такой, какой мы ее знаем, слишком малы. Некоторые специалисты по Ближнему Востоку обсуждают возможность создания, в будущем, алавитского государства. Алавитское государство должно быть вычленено из Сирии. Расположенное в горах Латакии, оно станет прибежищем алавитов, после того, как Асад уйдет со сцены и исламские фундаменталисты – сунниты, а именно они – возьмут власть в свои руки. Это государство будет поддержано не только маронитами Ливана, но и израильскими спецслужбами, для которых не будет противоречием помощь бывшим членам режима Асада, в противостоянии с арабским суннитским правительством Дамаска.

Возможно ли, что Тель-Авив и его американское лобби хитро разжигают геноцид в отношении алавитов, как прелюдию к созданию зависимого от Израиля анклава по типу Косова, где-то в Сирии? Об этом возможно будет судить по Стратегии для Ближнего Востока, Одеда Йинона, которую суммировал Халил Накхлех:

Этот план исходит из двух предпосылок. Чтобы выжить, Израиль должен 1) стать имперской региональной державой в регионе, и 2) весь регион должен быть эффективно разделен на небольшие государства на месте «распущенных» существующих сейчас арабских государств. Насколько малы будут эти государства, зависит от этнической и религиозной композиции каждого конкретного государства. И, исходя из этого, сионисты надеются, что такие государства, созданные по религиозно-этническому принципу – станут сателлитами Израиля и по иронии, источником моральной легитимизации Израиля.